Cтатьи | Помощницы богов

Назад

…У них есть царь и разные чины:
Одни из них, как власти, правят дома.
Другие — вне торгуют, как купцы.
Уильям Шекспир «Генрих IV"
Гиппократ

Знаменитый ученый Карл Линней в 1758 году назвал это замечательное насекомое «апис мелифера», что по-латыни означает «пчела медоносная». Затем в 1761 году он предложил переименовать ее в «апис мелифика», то есть «делающая мед». И хотя второе название было более точным, прижилось почему-то первое.

Маленькая, хрупкая в своем тонком пружинящем панцире из хитина, темная голова, оснащенная парой жгутообразных усиков, и сидящая на белом тяже шеи. Темная грудь с двумя парами прозрачных крыльев и тремя не похожими одна на другую парами ножек. Постоянно подвижное брюшко… Вот, собственно, и вся пчела. В яркий солнечный день она выходит из темного гнезда и летит, обозревая мир во все десять тысяч немигающих боковых фасеток и три циклопических глаза на темени.

Палитра воспринимаемых пчелами красок во многом отлична от человеческой. Красные цветки воспринимаются пчелами как темно-серые, пурпурные как синие, белые как зеленые, зеленые как желтоватые. Но пчелиные глаза видят и ультрафиолетовую часть спектра солнечных лучей. Одинаково окрашенные для человеческого глаза лепестки, для пчел покрыты великолепными тонкими узорами, указывающими путь к нектарникам.

«Апис мелифика» заслуживает внимания не только как летательный аппарат, но и как химическая лаборатория. Водянистый нектар, высосанный из цветков, уже в теле летящей пчелы начинает изменяться в медовый полуфабрикат, который в улье будет доведен до состояния меда. Мука пыльцы, собранной с тычинок растений, слегка сдабривается медом и становится химически отличным от пыльцы тестом обножки, которая в гнезде будет превращена в «пчелиный хлебушек» — пергу. А перга — важнейшая составная часть корма и взрослых насекомых, и личинок.

Дышит пчела брюшком через несколько пар просветов, называемых дыхальцами. Воздух поступает в находящиеся в голове, груди и брюшке воздушные мешки и пронизывающие все тело трубки трахей. Это дает возможность пчеле сосать нектар, что называется, «не переводя дыхания». Непрерывное движение брюшка — 150 сокращений в минуту — гонит воздух в воздушные мешки. В брюшке пчелы помещается главный орган кровообращения — трубчатое сердце.

Ротовое устройство пчелы можно считать совершенным. Сложные движения челюстей и хоботка с язычком позволяют пчеле в зависимости от условий лакать, слизывать или засасывать корм. Со дна глубоких цветков пчела, будто через соломинку, высасывает нектар. Если нектар густой, диаметр трубки, образованный ротовым устройством, увеличивается.

Если же в цветке нектара немного, он вылизывается «ложечкой» — кончиком гибкого, мохнатого язычка. Длина его составляет почти половину длины тела. Пчела может справиться и с сухим кормом: она увлажняет его слюной, а потом всасывает раствор хоботком.

Подробное изучение чувствительности пчел открывает нам причудливую картину, полную тайн и загадок. Вкус пищи познается лапками. Обоняние и осязание сливаются воедино, образуя совершенно неподвластное человеку «топохимическое» ощущение. Голоса и шумы, которые ловит наш слух, для пчел ничего не значат, зато ультразвук, недоступный нам, является важным фактором жизни крылатых медоносов. На свет пчела реагирует иначе, чем подобные ей насекомые. Само солнце светит пчелам по-другому.

Кстати, чрезвычайно интересно строение, ножек у пчел. Они служат ей не только для передвижения, но и для сбора корма, строительства сотов, чистки тела и многого другого. Волоски на передних ножках служат пчеле для сбора пыльцы с передних частей тела, а также для чистки сложных глаз. На задних же лапках крылатой труженицы нетрудно рассмотреть густые щетинки. С их помощью молодая пчела ловко снимает с себя восковые пятиугольные пластинки, выделяемые железистыми клетками на нижней стороне брюшка. Коготки последних члеников каждой ножки помогают пчеле легко двигаться по вертикальной поверхности, например сотов или стебля растения. А подушечки между коготками, присасываясь к гладкой поверхности, позволяют ходить по отвесно стоящему стеклу или по потолку — вверх ножками. Приземляясь в улье, пчела совершает посадку на шесть точек. При ходьбе, которую некоторые умники почему-то называют ползанием, пчела опирается на три точки, передвигая с каждым шагом две ножки с одной стороны тела и одну — с другой. Сила, развиваемая пчелой при ходьбе, довольно велика; по шероховатой поверхности она способна тащить груз, в двадцать раз превышающий вес ее тела.

Наблюдая за полетом рабочих пчел, за их неутомимой работой по сбору нектара, мы видим лишь малую часть жизни улья. А ведь в улье кипит скрытая от постороннего глаза, полная самых драматических, а подчас фантастических событий, жизнь…

У нее будут крылья, и нервы, и жало… А пока она прозрачна, бесцветна, бескрыла. Она лежит в жемчужно-белом яичке размером 1,5 мм, аккуратно приклеенном ко дну ячейки. За три дня в яйце созревает личинка. Вылупляется крошечный кольчатый червячок. Он весит всего 0,1 мг и одет в мягкую хитиновую рубашечку. Едва проклюнувшись, червячок сразу начинает поглощать молочко, которое подливается пчелами-кормилицами в ячейки с лежащими там яйцами. За шесть дней эта малявка слопает немного ни мало 200 мг пищи.

Пока личинка питается молочком, она выглядит совершенно белой.

Через 3−4 дня сквозь прозрачную оболочку начнет просвечивать тонкая жилка, слегка окрашенная в желтый цвет. Уже спустя сутки после рождения личинка весит в пять раз больше, чем перед выходом из яйца. Через 48 часов — уже почти в 30 раз, а на пятый день, к концу развития, ее вес в полторы тысячи раз превосходит изначальный. Вот так обжора! Она ест, разбухает и растет, каждые 36 часов линяя и сбрасывая ставшую тесной оболочку. Это и неудивительно. Ведь личинка посещается кормилицами 1300 раз в сутки, а за шесть дней развития — более десяти тысяч. Маточные же личинки кормятся еще чаще.

Взрослая личинка весит 150−300 мг. Ей уже становится тесно в узкой ячейке. Только личинка матки растет в более просторной колыбели — маточнике. За 5−6 дней непрерывной кормежки личинка, накопив достаточно сил и энергии для предстоящих превращений, перестает есть и выпрямляется. Затем она начинает обмазывать себя пчелиным шелком и одевается в кокон. А. рабочие пчелы уже запечатывают домик, в котором она лежит, пористой восковой крышкой. Личинка матки одевается в кокон не полностью. Последние кольца брюшка остаются свободными. Эта особенность маточного кокона связана с тем, что на дне ячейки лежат запасы корма.

Спящие личинки в полной неподвижности проводят в домике из шелка и воска два дня (матка), три (рабочая пчела) или четыре-пять дней (трутень). За это время почти все, что было в личинке, как бы переваривается и растворяется ферментами в жидкую массу. Организм разрушается и рассасывается. Продолжает жить удивительная биомасса, живая кашица, которая начинает заново себя строить — клетка за клеткой, участок за участком. Создается тело взрослой пчелы — от головы до жала. Удивительный, прямо-таки волшебный процесс.

Формируется куколка. Куколка — это стадия внешнего покоя и непрерывной внутренней активности. Куколка, не сделавшая ни одного движения, становится втрое легче взрослой личинки. Эту загадочную сразу развития насекомого биологи называют фазой потребления резервов. Не зря так обильно кормили личинку ульевые хлопотуньи-кормилицы. Существо, заснувшее в ячейке толстым белым червяком, через несколько дней проснется в другом облике. На голове крупными пятнами начинают проступать глаза, медленно темнеет грудь, покрывается краской брюшко. Последними вырастают крылья. И вот наступает момент, когда окончательно созревшая пчела просыпается и сбрасывает с себя детскую рубашку. Она перегрызает паутинную ткань, восковую крышечку и выходит из ячейки (если матка засевала по полторы тысячи яиц в день, то в семье ежеминутно должна выходить на свет новая пчела).

И сразу же, без перехода, который у людей принято называть детством, начинается активная жизнь пчелы, трудовые будни. Уже минуты через три после рождения она пробует чистить ячейку. Потом принимается помогать своим старшим сестрам сгрызать обрезки восковых крышечек, выравнивать и сглаживать края ячеек, обмывать и чистить стенки и дно. Надо заметить, что в неподготовленные, грязные домики матка никогда не отложит яйцо.

На четвертый день жизни молодая пчела прекращает чистку ячеек. До этого времени ее кормили старшие сестры, теперь же она начинает кормиться самостоятельно. И принимается раздавать корм личинкам. Чистильщица становится кормилицей. Нагрузившись кормом, пчела спешит к ячейкам о расплодом, проверяет одну за другой ячейки и задерживается у тех, где развиваются личинки.

Кормлением молодых личинок рабочих пчел — эти ребята питаются только молочком, — а также снабжением старших личинок, получающих в пищу смесь меда и перги, заняты в основном пчелы в возрасте от четырех до двенадцати дней от роду. Именно в это время у них лучше всего развиты железы, выделяющее молочко. Позже они начнут атрофироваться. Побывав чистильщицей и кормилицей, молодая пчела переходит к другим обязанностям. Она становится приемщицей. Эта профессия хлопотливая и требует от работницы множества умений. Одни пчелы сами принимают нектар у «грузовозов» прямо у летка. Другие перегружают нектар дальше в соты из нижних, ближайших к летку, в верхние, дальние. Третьи головой утрамбовывают доставленную сборщицами пергу. В это время сборщицы, сбросив обножку, отдыхают, заправляются медом и готовятся к новому полету.

Приемщицей корма молодая пчела работает не больше недели. Параллельно она занимается уборкой гнезда, собирая всевозможный мусор. Пчелы не просто выносят его за леток, а отлетают с ним подальше от гнезда. Так юная пчела учится летать, знакомится с тем миром, который ей вскоре придется осваивать еще и функцию парикмахера-санитара. Такой санитар круглые сутки переходит по сотам от одной пчелы к другой и по очереди чистит и как бы причесывает их гребешками и щеточками на своих ножках. Перебирает челюстями-жвалами волосок за волоском на головах и спинках сестер.

Последние часы в улье пчела проводит в роли охранника гнёзда. Вообще-то сторожевую службу в семье несут пчелы всех возрастов, за исключением самых молодых. Но уборщицы охраняют гнездо бдительнее всех. И этой сторожевой службой заканчивается домашний период жизни пчелы. Затем наступает новый и последний — летный этап.

Опробовав крылья, рабочая пчела уже через день увеличивает дальность вылетов. Проходит восемь-девять дней ознакомительных полетов вокруг гнезда. Пчелы осваиваются с воздушным пространством, учатся ориентироваться, запоминают местоположение своего дома и все невидимые постороннему взгляду приметы и ориентиры. Так молодая пчела составляет свою «штурманскую карту».

О разумности этих существ говорили многие известные пчеловоды: «Я не раз замечал, что в тихую погоду пчелы летали на гречиху, посеянную на одной из полян среди леса, через высокий сосновый лес. В бинокль можно было видеть, как они блестят на солнце над макушками сосен. Но стоило погоде измениться, стоило измениться ветру, и все пчелы летели на гречиху кружным путем — лесной дорогой и просекой. Это наблюдение проверено не раз, и всегда неизменно оказывалось, что с раннего утра и в ветреную погоду пчелы и не пытались лететь прямиком через лес, а летели только кружным путем. Похоже было, что вестницы утренней зари, разведчицы, приносили в улей весть, что день ветреный, нельзя летать прямиком, и вся армия сборщиц направлялась кружным путем, по просекам».

Таких наблюдений, свидетельствующих о разумности пчел, накопилось великое множество. Например, древние египтяне видели в пчелином гнезде образец государства во главе с фараоном. Мудрый Платон, а вслед за ним и Аристотель (в «Истории животных») представляли себе жизнь пчелиного гнезда как совершенное общество, управляемое трутнями-аристократами. Нельзя сказать, что эти авторы заблуждаются. В их словах есть какая-то доля истины, рожденная поверхностными наблюдениями за жизнью пчелиной семьи.

Помимо рабочих пчел, личинок и куколок в улье есть еще обитатели. Разглядеть матку даже опытному глазу непросто, поскольку пчел много, а царица у них одна. Но если уж вы ее увидели, то не спутаете ни с какой другой пчелой. Матка в два раза крупнее обычной работницы. У нее большая округлая голова с широко расставленными боковыми фасеточными глазами. Матка имеет особое строение усиков, у нее отсутствуют восковые железы, а ножки не приспособлены к сбору пыльцы. Кроме того, она лишь в исключительных случаях пускает в ход свое оружие — жало. Царица вообще крайне пуглива. Вероятно, оттого, что на нее давит груз огромной ответственности за жизнеспособность гнезда.

Рождается же матка из яйца, отложенного предыдущей царицей в просторную ячею-маточник особой формы. Ячейка больше всего похожа на мисочку. Она имеет округлое основание, при его производстве пчелы расходуют воска в сто раз больше, чем на простую личиночную «колыбель». Внутри ячейки происходят загадочные превращения, когда из обычного яйца выходит именно царица. Ведь матка отличается от простых рабочих пчел не только внешне. У нее совершенно другие функции в гнезде. Она не летает. на сбор корма, за всю жизнь не садится ни на один Цветок. В отличие от собственной детвы матка способна прожить от трех до пяти лет. Практически все время она находится в улье, проводя жизнь в постоянных сумерках. Круглые сутки ходит царица по сотам, отыскивая пустое и подготовленные ячейки. Она засовывает в них голову и проверяет, насколько они соответствуют ее требованиям. Если ячейка исправна, матка подтягивает брюшко вперед и вдвигает еговнутрь ячейки. Яйцо откладывается на дно.

Уже через 50−60 часов после рождения матка, покинувшая свою желудеобразную просторную ячейку-маточник, выходит и совершает первый ознакомительный полет. Она узнает о местоположении улья, запоминает чисто пчелиные ориентиры и знаки «навигации». Они пригодятся ей для брачных полетов. А они уже скоро грядут!

Пчелы постоянно окружают матку, образуя вокруг неё кольцо, так называемой свиты. Среди них можно видеть и молодых, недавно родившихся. Они нежно ощупывают матку усиками, знакомясь с ее запахом. Потом предоставляют место другим. Так подкрепляются родственные связи семьи. Значение маточного вещества очень велико для существования гнезда, поскольку оно содержит своеобразную информацию о родословной, с точными указаниями для всех членов семьи.

Нормальная пчелиная семья живет, как правило, только при одной матке. Забота пчел о матке кажется порой просто фантастической, И когда приходит беда — семья гибнет по какой-либо причине, — самоотверженная забота пчел о матке не прекращается ни на минуту. До тех пор, пока жива хоть одна пчела, пока не потеряла способность двигаться, она отдаст последнюю каплю меда матке, даже если сама будет умирать от голода. Рабочих пчел можно назвать бесполыми, однако, свойства пола погашены у них не до конца. Если матка, несущая яйца в пчелином гнезде, случайно погибает, пчелам становится некого кормить. Это так сильно воздействует на них, что они приобретают способность сами откладывать яйца. Правда, яйца они откладывают вразброс, неаккуратно, не только в пустые ячеи, но наполненные пергой и медом. А выводятся из таких яиц самцы — трутни. Рабочих пчел, кладущих яйца, так и называют — трутовки.

Итак, матка выросла. Пришло время для брачных полетов. Пчелиные свадьбы очень долго являлись жгучей загадкой для натуралистов. Ведь еще Плиний в «Естественной истории» вы¬нес приговор: «Apium coitus visas estnunquam». Это переводится как: «Соития пчел никто не увидит!» На протяжении почти двух тысяч лет: все повторяли эту фразу вслед за Плинием. А в 60-х годах американские пчеловоды, вооружившись сложной техникой для киносъемок, детально засняли пчелиную свадьбу. Теперь можно было рассмотреть процесс осеменения матки трутнями во всех подробностях. Во время брачного периода трутни преображаются. Они активно бегают по сотам, протирают свои огромные глаза, служащие им лишь для одной цели — отыскать матку в полете. Казалось бы, вот она, совсем рядом, на сотах. Но ей нужно дождаться определенного момента, выскользнуть из улья, и только тогда трутни устремляются вслед за ней. Густым шлейфом они сопровождают царицу в ее брачном полете.

Когда оплодотворение закончено, матка возвращается в улей. Летят обратно и трутни, но среди них нет тех, кто передал матке семя. Брачный полет закончился для них смертью. Остальные трутни тоже обречены. Они, конечно, доживают до конца лета, не ведая нужды и забот.

Но вот лето пошло на убыль. Стало заметно прохладнее. Старые запасы меда полностью запечатаны, оскудел и иссяк поток свежего нектара. Эти приметы становятся сигналом к изгнанию трутней из семьи. Пчелы безжалостно теснят беспомощных увальней к летку, а бдительная стража не пускает их обратно в улей. За ночь трутни гибнут. Так трагически заканчивается их жизнь в пчелиной семье.

Обычно в гнезде обитает несколько сот трутней. Внешне трутень, сильно отличается от бойких охотниц за нектаром. Он неуклюжий, толстый, круглоголовый. Гораздо крупнее рабочей пчелы. Однако у него сильные, развитые крылья. В полете они издают мощный басовый звук. Трутень абсолютно безобиден, поскольку совершенно лишен жала. Челюсти у него крайне слабы, ими он не может даже перегрызть крышечку ячейки, где хранится пища. Ножки трутня не приспособлены для сбора пыльцы. Коротким хоботком он способен лишь принимать корм от кормилиц или выбирать мед из открытых ячей. Поэтому ни в каких работах участия он не принимает. Все свое время толстячок проводит в гнезде на сотах. Лишь в жаркие дни он выбирается на воздух и совершает ориентировочные полеты. При этом он может забраться весьма далеко, гораздо дальше рабочих пчел… Зачем же семье так много трутней? Ведь пчелы потратили огромное количество энергии на постройку трутневых ячеек, на обогрев и кормежку. Трутней выхаживали, как равных, и снабжали пищей почти как равных матке — по малейшему требованию.

Пчеловоды сделали такой вывод: большое количество трутней в улье нужно главным образом для того, чтобы оплодотворение матки произошло как можно скорее, в первом же брачном полете. Чем скорее матка начнет «червить», тем сильнее будет семья в целом, К тому же плотный шлейф трутней оберегает матку во время полета, длящегося иногда часами и даже днями. Царица будет в должной степени защищена от нападения различных воздушных хищников и прочих опасностей Подобная охрана обходится семье недешево; но пчелам жизненно важно сберечь матку. Значительное количество трутней также помогает поддерживать в гнезде необходимую температуру. Особенно это важно для удаления лишней влаги из гнезда. Природа не знает скупости для продления рода. Вспомните, ведь растения производят пыльцы во много раз больше, чем требуется для опыления. А наше, человеческое деторождение? Для оплодотворения нужен лишь один малявка- а человеческий организм вырабатывает их сотнями тысяч: Тут есть над чем задуматься. Поучиться у матери-природы умению и жертвовать, и одаривать…

Новая пчелиная семья зарождается тогда, когда от старого гнезда отделяется рой. Он покидает обжитое гнездо, чтобы начать самостоятельную жизнь. Вместе с роем уходит из гнезда старая матка, оставляя взамен себя молодую, сильную, полную энергии. Старое гнездо продолжает существование, подкрепленное этой энергией. А новая семья омолаживается за счет переселения на другое место. Так и происходит этот процесс, круг за кругом, поколение за поколением.

Впрочем, независимо от количества роений, старое гнездо в конечном итоге по тем или иным причинам погибает. Однако рядом живут и здравствуют другие семьи — молодые и сильные. И в каждой семье ни на минуту не прекращается скрытая от постороннего взгляда кропотливая работа. Результаты этого труда ждут того момента, когда человек бережно возьмет их, не нарушив при этом хрупкого организма пчелиной семьи: Он обретет бесценные целительные вещества, которые помогут ему справиться с самыми страшными и тяжелыми болезнями. Пчелы, так самоотверженно сражающиеся за свою жизнь, поделятся своим умением и с человеком. Их продукты помогут вам продлять жизнь, причем в прямом смысле. Дары пчел разнообразны, обладают многочисленными целительными качествами, многие из которых открыты лишь в последние годы.

Пчелы гибнут, оставляя нам свои «сладкие слезы». Верные «помощницы богов» остаются верными до конца. Об их щедрых дарах и пойдет речь дальше.

По материалам книги Юлии Дорониной «Волшебные витамины»

Назад


Григорьева Ольга Александровна
№ 1432655
тел.: 8 (3852) 617800
сот.: 8−9088818776, 8−9628109237
e-mail: apitok3@mail.ru